Поиск

Операция «Раёк». Часть первая.

В этом материале мы немножко приоткроем завесу над нашей работой по российской террористической организации под названием Союз Добровольцев Донбасса (СДД). Разработкой этого сборища боевиков, крышуемого ФСБ, мы вместе с другими волонтерскими органицациями занимаемся давно и с разных направлений. Тем, кто не знаком с данной организацией, рекомендуем прочесть о предыдущих результатах нашей работы здесь и здесь. Только не спрашивайте, почему мы вдруг решили это сделать. 🙂

Операция «Раёк»

Раёк (значения):
1. Игрушечный театр в виде ящика с увеличительным стеклом,
позволяющим наблюдать за сменой картинок внутри.
2. Торговая марка фунгицида на основе дифеноконазола.

Если вкратце: в 2016 году нам с другими волонтерскими организациями  удалось наладить оперативное получение анкет вступающих в СДД боевиков, заполненных ими собственноручно; готовые уголовные дела, только оформляй и подавай в международный розыск.

Однако, уже в самом начале работы по этой теме было понятно, что рано или поздно канал утечки анкет будет вскрыт противником, и мы его потеряем. Потому руководитель Центра заранее поставил задачу искать альтернативные пути получения информации  из СДД с целью легализации получаемых данных.

Для решения задачи мы наметили несколько вариантов действий, одним из которых было получение доступа к переписке «должностых» лиц СДД (члены правления, руководители региональных отделений), а также «связанных лиц» — их знакомых из среды боевиков и пособников. Одним из таких связанных лиц оказалась бухгалтер СДД Елизавета Приклонская.

Вступив с ней в переписку под видом потенциального клиента, один из наших волонтёров (хорошо знающий проблемы и финансовые тонкости работы московских юрлиц) получил данные, позволившие сделать вывод о назначении в скором времени официального представителя СДД в террористической организации ДНР. И даже некоторое количество данных о практически безальтернативном кандидате, по которым мы его (а точнее, её) быстро вычислили.

Таким образом, объектом нашего дальнейшего внимания стала Андрющенко (Егорченкова) Раиса Сергеевна, до того открыто и откровенно поддерживавшая сепаратистов и боевиков, и проводившая антиукраинскую агитацию в соцсетях.

Понятно же, что, что если тебя зовут Раиса, то ты однозначно родилась в декабре 1983 года (согласно статистике, в тот год массово девочек называли Раечками), и якшаешься ты с российскими боевиками и террористами.  На ручной подбор пароля мы потратили всего несколько часов, после чего начались долгие месяцы наблюдения за жизнью и взаимоотношениями боевиков, оккупантов и их пособников. Пароль оказался не сложным: «198312hfz» (год, месяц рождения, ну, а hfz это «рая»)

Контроль над перепиской в «уютном вконтактике» Андрющенко дал нам много разнообразных сведений. Для начала, ярко и всеобъемлюще охарактеризовал личные качества её самой. Это именно тот тип людей, из которых выходят пособники российских оккупантов.

До начала войны Андрющенко работала представителем маркетинговой компании ZDRAVO в Донецке. Компания снабдила её служебным автомобилем, который и стал причиной перехода Раисы на сторону ДНР. Сначала она решила присвоить машину, сделав вид, что её «отжали боевики»:

А затем успешно претворила планы в жизнь, параллельно получая от компании плату за хранение автомобиля, и поддерживая с руководством «тёплые отношения»:

 

 

Что ж, таким людям и правда – в СДД самое место.

Далее, мы увидели, как сотрудник ФСБ проводит вербовку украинских граждан (а Андрющенко является гражданкой Украины) на оккупированной территории через «В Контакте».

Те, кто представляет этот процесс по книгам и фильмам – забудьте что там видели. В реальной жизни ФСБ работает куда примитивнее и прямолинейнее. Пример: вербовка Раисы Андрющенко сотрудником управления «К» Мироновым Дмитрием Сергеевичем.

Сначала – выход на контакт с объектом вербовки, первичное предложение.

 

 

Объект на вербовочное предложение не согласился. Что ж, в этом случае осуществляется переход к заранее выбранным средствам давления: демонстрация места работы.

 

 

Вот, собственно, и всё. Дальше – инструктаж, постановка задач и контроль за исполнением поручений.

 

После этого Раиса Андрющенко стала регулярно тереть переписку с Мироновым, что вынудило нас организовать автоматическое сохранение переписки раз в 10 минут (в качестве отступления: теперь, думаем, понятно, почему мы периодически собираем деньги на закупку дополнительных устройств для хранения информации).

Кстати, на скрине выше наглядно показано, что Игорь Гиркин, настойчиво заявляющий об отсутствии в настоящее время какой-либо связи между ним и ФСБ в рамках его «общественной деятельности», мягко говоря, врёт.

Параллельно мы узнали, как оценивает противник (российские спецслужбы) промежуточные итоги нашей работы против СДД:

Общение Раисы с людьми в тылу Украины также давало много материалов для исследования. Некоторые респонденты в этой переписке засветились как сепаратисты и яростные приверженцы лозунга «Путин введи»: как, например, уехавшая из оккупированного Донецка в «бендеровскую» Одессу Вольхина (Ташлык) Дарья Александровна , исправно снабжающая Раису Андрющенко сведениями о настроениях в городе и внутренней жизни фирмы ZDRAVO.

 

Пока это общение остаётся в рамках «бытового сепаратизма», не перерастая в «создание подпольной группы», мы ограничиваемся наблюдением.

Но были случаи и похуже: сбор и передача террористам из ДНР сведений о дислокации и передвижении подразделений ВСУ, соучастие в диверсиях, вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетних. Как с Еленой Аборончиковой.

Таких мы, после сбора материалов и определения установочных данных, нежно передавали в СБУ, поскольку нейтрализация таких объектов этоуже их прямая работа.

Можно сказать, что к чистке тылов АТО от вражеской агентуры Раиса Андрющенко тоже приложила руку:

 

 

Впрочем, всё вышеперечисленное – хоть и важные, но второстепенные сведения. Операцию «Раёк» мы начинали не ради них, а для получения данных о личном составе боевиков и российских наёмников, входящих в СДД. И тут Раиса нас не подвела.

Продолжение