Поиск

Операция «Раёк». Часть вторая.

Продолжение. Начало здесь.
На момент расконсервации работы по  Андрющенко ситуация с анкетными данными членов СДД  была следующая. После обнаружения утечки анкет и последовавшего скандала, СДД начал, с одной стороны, оправдываться со всех возможных трибун на тему «ничего не ушло, а если и ушло – то мало, а если уж много – то не от нас», а с другой – устраивать то, что они называют «усиленными мерами безопасности». Прочесть об этих мерах рекомендуем здесь, это будет захватывающе. Выделенное помещение для хранения с разделённым правом доступа, запрет на пересылку анкетных данных по электронной почте, хранение анкет исключительно в бумажном виде и перевозка из регионов в Москву исключительно проверенными боевыми товарищами. Мы, отслеживая по имеющимся каналам введение этих «усиленных мер», всё ждали, когда они начнут пользоваться голубиной почтой. Пока не случилось, но ещё не вечер.

Проблема, однако, всегда и везде куда больше в людях, чем в технике и распорядке. А с тем контингентом «соратников», который собран в СДД, эта проблема в обозримом будущем не решится. И Андрющенко — яркий тому пример.

Ультимативное требование пересылки анкет исключительно на бумаге повлекло за собой проблему автоматизированного учёта, а также фотодокументирования: анкеты должны быть с фотографиями. Кроме того, нужна ведь сверка анкет и проверка указанных в них данных. Для чего требуется выйти на контакт с теми, кого фигурант анкеты указал как «свидетелей» и «боевых товарищей», способных подтвердить его боевой путь. Значит, данные из анкет, вместе с фотографиями, нужно в том или ином виде доводить до соответствующих территориальных отделений и конкретных боевиков. И таскать это всё на бумаге требовало умопомрачительных ресурсов и времени. Значит, всё-таки нужно работать с электронными коммуникациями.

Всё это было понятно, и подтверждалось читаемой нами перепиской в ВК Андрющенко. Но вот проблема: напуганные прежними утечками, члены правления СДД всячески ограничивали использование ВКонтакта, настаивая на пересылке информации по электронной почте. Пример: диалог Андрющенко с Марией Коледой

Конечно, кое-что всё равно просачивалось, и постепенно сведениями от Андрющенко закрытая часть базы Миротворца пополнялась, но это были капли, практически не стоящие прилагаемых усилий. Что здесь можно было сделать? Только одно: заставить Андрющенко пользоваться ВК, а не почтовым ящиком. После формулировки задачи ответственный за операцию сотрудник Миротворца рассуждал так: Раз противник выбирает каналы коммуникации по критерию безопасности, нужно продемонстрировать, что неподконтрольный нам канал менее безопасен, чем подконтрольный. Как это сделать? Например, утечками документов, о которых становится известно, что они пересылались по почте. После чего в открытой базе Миротворца стали появляться записи членов СДД с документами, которые Андрющенко отсылала через e-mail. Включая её собственную запись, чтобы уж точно обратила на этот факт внимание.

Постепенно это начало действовать:

Кстати, о последнем диалоге. Пользуясь случаем, хотим передать особую благодарность «Мише Пятому», он же Михаил Верин, он же Пименов Михаил Андреевич, за его привычку к составлению списков боевиков в Excel: очень удобно для автоматического внесения в базы данных. Отдельно отметим вскрывшиеся в ходе операции «Раёк» шекспировские страсти в треугольнике Пименов-Пронина-Соляник, которые не только немало развлекли сотрудников Миротворца и выступили поучительным примером для молодёжи, но и позволили пополнить наши базы данных по террористам и военным объектам на оккупированных территориях. Ну, да это будет другая история.

Вернёмся к Андрющенко.

Дополнительной функцией периодических публикаций в открытом доступе небольших порций получаемой от неё информации было приучение объекта разработки к утечкам. Чтобы, когда и если мы ошибёмся, и не сможем очередную утечку правильно залегендировать, она не обратила на это особого внимания. Через некоторое время Раиса прониклась внушаемым нами фатализмом, и с утечками смирилась:

Что, время от времени, провоцировало её на довольно рискованные шутки. Мы даже иногда опасались за наш источник:

 

Вынужденная гонять информацию через ВК, наша Раечка (к тому времени ответственные за работу против СДД сотрудники Миротворца стали её  называть только так) столкнулась с проблемой привязки получаемых фотографий к анкетам. Анкеты светить нельзя ни в коем случае, но фотографии-то надо как-то маркировать. И выход был найден! Фотографии на ВК Раисы стали пересылаться с названиями файлов в формате «ФИО – дата рождения». После чего папка «Rayok» на компьтере ведущего это направление сотрудника стала выглядеть так (кликабельно):

Особенно трогательно смотрелись сканы анкет, на которых анкетные данные закрыты листами бумаги:

Ну, а теперь серьёзно.

Мы, Центр «Миротворец», уже не первый год работаем против Союза Добровольцев Донбасса. Раиса Андрющенко – не единственный наш источник, даже из «электронных». Хотя и, стоит признать, самый смешной. Вместе с публикацией этого отчёта мы перевели из закрытой части базы Миротворца в открытую почти тысячу записей с тегом #RAD, полученных благодаря ей. Намного больше остаются закрытыми. Они будут открыты только для спецслужб до тех пор, пока их публикация может засветить наши каналы получения данных.

Со временем, и по мере накопления опыта, наша эффективность растёт, и мы уже знаем о членах СДД такое, чего они иногда не знают о себе сами: это не наши слова, это слова члена правления СДД . Мы не остановимся, мы будем продолжать.

Уже скоро украинские дипломаты поднимут вопрос о взаимообмене стоп-листами со странами Шенгенской зоны. И это будет только начало: на очереди квалификация российских наёмников как террористов, и подача в международный розыск. Заполненные от руки анкеты с оригинальной подписью сильно упростят этот процесс. Каждый, кто подаёт документы в СДД, приближает своё появление в базах Интерпола.

Впрочем, неподача документов от этого вас тоже не застрахует. «Ваши деяния, как горб у верблюда. Они теперь всегда с вами и носить вам их до самой смерти»