Поиск

Ситуация на оккупированном Донбассе глазами российского наемника (18+)

Screenshot_2016-03-06-16-40-07-1Специфика работы нашего Центра в том, что мы охотимся за фактами, лежащими в океане открытой информации. Никаких специальных сил и средств — только открытые источники. Фильтруя этот океан информации, мы, цепляясь за имеющиеся незначительные упоминания об объектах нашего исследования, восстанавливаем и даже воссоздаем, как реставраторы, факты и данные, которые позволяют идентифицировать боевиков, наемников и российских военных преступников.

Одним из следствий нашей деятельности является то, что добывая и анализируя массу информации в отношении конкретных объектов нашего исследования, мы очень ясно представляем себе общие тенденции развития ситуации на оккупированных, в результате российской агрессии, территориях Украины.

Как ни странно, но эту информацию «чистосердечно» предоставляют сами объекты нашего изучения. Об одном из них мы и хотим рассказать Вам в этом материале.

Его зовут Палагин Андрей Викторович. Он пока еще жив. Родом из Ленинградской области, на Донбассе совершает преступления с составе российско-террористических бандформирований с 2014 года.

Как раз сейчас представился удобный случай рассказать о нем подробнее. Итак, мы долго держали «под наблюдением» этого объекта исследования. За время мониторинга его активности, он предоставил нам достаточно информации не только о себе и своих подельниках из бандформирований, но и об общей ситуации в т.н. ЛНР, став той самой каплей, в которой отразился весь океан.

С его помощью несколькими штрихами можно обрисовать общее положение вещей и в среде гражданского населения оккуппированной части Луганской области, и в среде оккупантов.

Итак, начнём с мирного населения. Сейчас в прессе отношение жителей оккупированных территорий к оккупантам некоторые эксперды оценивают «полной поддержкой» и «мы ни за кого, лишь бы не было войны». Однако мы считаем, что эти тексты на 99% написаны со слов т.н. «информированного источника, пожелавшего остаться неизвестным». Т.е. троюродного брата друга соседа автора, у которого сожительница один раз съездила в Луганск еще до войны. Ну, или высосаны из пальца.

ПPalagin-Text1осмотрим теперь, что пишет об этом наш русскомирец, находящийся там непрерывно, и дающий информацию из первых уст. Тут большой скриншот, но прочтите полностью, оно того стоит.

Наш «герой» пишет о ненависти к нему мирного населения, доходящей до состояния «нас сливают со всех сторон«. «Сливают» – это он о передаче информации о текущей ситуации на оккупированной территории нашим ВСУ и спецслужбам. Такие действия – не отказ «помочь на 50 рублей на водку», за такое с огромной вероятностью можно лишиться жизни. Т.е. ненависть у этого рускомирца к нашим гражданам, находящимся на оккупированных террториях — самая настоящая.

Его описание отношения жителей Лугандона к «русским братьям» разительно отличается от того, что показывают на пропагандистских российских (да и на украинских) телеканалах, так ведь? Тем более ценно то, что это не разговор на камеру либо под стенограмму с журналистом. Это – переписка российских наемиков между собой, которую ни в коем случае они не планировали обнародовать. Правда, за них это сделали мы. :-)

Теперь – о взаимоотношениях в среде боевиков и наёмников. Т.н. командиры гонят подчинённых на убой, но всё равно остаются командирами. Все боевики и наемники при первой возможности крадут деньги друг друга: и у живых, и у мёртвых. В последнем случае, видимо, особенно ярко проявляется «православная нравственность русского человека». Ну и беспробудное пьянство, куда ж без него.

Palagin-Text2Возникает вопрос: а отчего ж так местное население ненавидит своих «спасителей» из «русского мира», защищающих его от кровожадных укров и карателей? Ответ – на этом скриншоте.

Как видим, они осознают, что они мародеры и говорят об этом буднично и просто, как о походе в магазин. В Талмуде сказано: «… если человек добровольно и без принуждения сообщает о себе что-то плохое, он скорее всего не врёт и не преувеличивает«. Поэтому мы больше верим написанному здесь.

А как лично наш герой относится к «братишкам», с которыми служит? А с какой невыносимой искренностью он говорит о тех, «кто уже не с нами»?

Относится примерно так же, как принято в их среде: при первой возможности пытается кинуть сослуживцев на бабки, украв часть их зарплаты.

Palagin-Text3

А велика ли оплата за совершаемые ими преступления? Нет, невелика. Наш «герой»-разведчик, постоянно рискуя головой, получает от щедрот «великой россии» долларов 250, а то и 200 в месяц. Сроки задержки зарплат тоже впечатляют. Видимо, главари бандформирований не выплачивают зарплаты сознательно в надежде на то, что часть вверенного им личного состава ликвидируют. Тогда причитающуюся убитым зарплату можно спокойно класть в свой карман. Вот и ответ на вопрос, почему боевиков и наемников легко бросают «на убой».

Palagin-Text4Кто-то захочет возразить, дескать это единичный частный случай. Пожалуйста, вот вам еще один «свежачок» от другого, но уже местного пророссийского шизика из Донецка, помешанного на белогвардейцах:
Screenshot_9

В общем, никак не выглядит райскими кущами тот русский мир, который принесли «защитнички» из России на Донбасс. И, тем не менее, именно сюда наш герой хочет перебраться на ПМЖ, и перевезти свою сожительницу:

Palagin-Text5 Palagin-Text6

Что из этого всего следует? Из этого всего следует то, что жизнь в оккупированном Луганске, с дефицитом всего, что только можно придумать и ненавистью окружающих, да на 200 долларов в месяц – всё равно лучше чем в россии, в Гатчинском районе Ленинградской области, в домике в деревне рядом со второй столицей Нефтегазовой Империи. Наверное, это потому, что «русский мир» в Луганске ещё окончательно не построили.

Намерения, о которых писал наш герой, вполне воплотились в жизнь. Он поселился с сожительницей в Луганске, и в их семье воцарились духовность и взаимопонимание, столь характерные для жителей Русского Мира. Судите сами об уровне и высокоморальности их православных скреп из этих скриншотов:

Palagin-Text7 Palagin-Text8 Palagin-Text9

 

Если попытаться представить картину в целом, то понятно, что эта биомасса какого-нибудь долговечного общества построить не сможет. Они живут и держатся только до тех пор, пока вокруг российские танки, а в Москве – нефтедоллары. И даже самые фанатичные из них начинают понимать, что сколько-нибудь долго эта ситуация не продлится.

На что они рассчитывают? Тут, наверное, уместно сделать небольшой экскурс в историю. В ту самую Вторую Мировую, о которой так любят говорить русскомирцы.

Они расчитывают на то, на что рассчитывали немецкие военные преступники в конце войны:

  • На лень и неповоротливость государственных аппаратов.
  • На то, что они растворятся в миллионных солдатских массах Вермахта, где их не отыскать.
  • На то, что поиск каждого из них и сбор доказательств для судов – работа слишком долгая и муторная.
  • На то, наконец, что победителям в той или иной форме нужна будет Германия как государство, и на них закроют глаза ради «государственных интересов». А там, глядишь, всё постепенно забудется.

Их надежды во многом оправдались: на Нюрнбергском процессе Вермахт был исключён из перечня преступных организаций. Т.е. они получили ту самую «амнистию, как условие урегулирования конфликта», о которой так любят рассуждать боевики и функционеры ОРДИЛО в наше время.

Однако, вскоре после Нюрнбергского процесса появились общественные организации, вроде Центра Симона Визенталя. Эти организации никаких аминистий не подписывали, процессуальными нормами при сборе доказательств и поисковой работе связаны не были, и никого не собирались прощать. После войны они потратили десятилетия, но нашли всех, кто попал в их поле зрения. И, при прямом сотрудничестве и помощи спецслужб, всем всё напомнили. Напоминали так, что найденные умоляли передать их государственным службам безопасности.

Воюющим за «русский мир» стоит об этом помнить.

Ну, а мы продолжаем дальше свою рутинную работу по фиксации преступлений против национальной безопасности Украины, мира, безопасности человечества и международного правопорядка.

И запомните пожалуйста: мы не подменяем и не заменяем спецслужбы и другие правоохранительные органы Украины. Мы им помогаем.